Предыдущая Следующая

Вновь о Хвостенко вспомнили лишь в 1986-м, когда в скандально-перестроечной ленте Сергея Соловьева «Асса» в, исполнении Бориса Гребенщикова прозвучал его «Рай» (правда, с несколько искаженными словами), который вскоре стал одним из главных рок-н-ролльных гимнов эпохи перемен.

Впрочем, на самом Хвосте это никак не отразилось. В Россию он — поначалу

виртуально — вернулся лишь после того, как в 1989 году заглянул на концерт в парижский клуб «Locomotive», где в тот вечер выступали советские группы КИНО, ЗВУКИ МУ и АУКЦЫОН. С легкой руки последних Алексей Хвостенко и был «открыт» для новых поколений российских слушателей. В декабре 1990-го года он — впервые после долгого перерыва — вернулся в Питер и дал

серию концертов в сопровождении музыкантов АУКЦЫОНА (один из этих концертов позднее был издан под названием «Верпования»), а в 1992-м записал прозвучавший настоящей сенсацией альбом «Чайник вина», песни из кото-

рого моментально стали хитами. Помимо АУКЦЫОНА песни Хвоста пели и другие исполнители, но наибольший успех из них имела «Орландина» в исполнении девичьей вокальной группы КОЛИБРИ. (Кстати, с 2002-го по 2005-й в Питере существовал одноименный клуб, названный именно в честь этой песни. Однажды Хвостенко даже довелось выступить на его сцене. С 2006-го клуб «Орландина» работает на новой площадке.)

Примерно в то же время в Париже был записан экспериментальный джазовый альбом «Говорящие птички», на котором с Хвостенко играли Алексей Давшан и Камиль Чапаев (экс-ДИССО-НАНС, РОК-АТЕЛЬЕ и пр.), а также альбом городских романсов, вышедший лишь в 2004 году.

Благодаря активности лидера АУКЦЫОНА Леонида Федорова сотрудничество его группы и парижского изгнанника продолжалось и дальше: так, в 1995-м в Питере был записан их второй совместный альбом — на этот раз в его основу легли отобранные Хвостом тексты великого экспериментатора и реформатора языка, поэта Велимира Хлебникова, а в записи участвовал давно живущий на Западе джазовый саксофонист и флейтист Анатолий Герасимов.

Во второй половине 90-х Хвостенко продолжал заниматься литературой и вернулся к опытам со скульптурой. Помимо того, он стал вице-президентом Ассоциации русских художников во Франции, а также возглавлял собственный клуб «Symposion», в котором выступали многие российские, экс-российские и западные музыканты. За эти годы в Питере и Москве вышло несколько работ Хвоста разных лет. Осенью 1997-го, будучи в Нью-Йорке, Хвост записал новый альбом «Завтра потом».


Предыдущая Следующая