Предыдущая Следующая

Главной колпинской группой в те годы были INSIDE гитариста Игоря Анохина. Кроме них заметную роль играли ATARAX!А, ГЛАВНЫЙ КАЛИБР, КО-ТИУС БРУС, THE FIGHTERS, СИМУЛЯЦИЯ БЕРЕМЕННОСТИ ХОББИ-ТОВ, DRINK UP! С 1993-го каждый год в Колпине проходили местные рок-фестивали.

К 1994 году группа потеряла клавиш-ника и отказалась от клавишных, Шульц нашел у себя в институте барабанщика, и они все вместе придумали имя PROTOZOA (от лат. «простейшие» — так называют наиболее распространенный в природе тип одноклеточных животных). Состав группы стал выглядеть следующим образом: Андрей Агеев-Алешин

(гитара, вокал), Александр Михайлов (гитара), Александр «Крошка Шульц» Картинин (бас, бэк-вокал) и Виталий Рудиков (барабаны).

В музыкальном отношении группа быстро эволюционировала, пытаясь впитать и освоить все, что появлялось у нее на горизонтах: фанк а ля RED НОТ

CHILI PEPPERS, трэш, панк-металл, глэм-рок, хип-хоп и т. д. Песни удлинялись и усложнялись. «Наша программа подразумевала под собой колоссальную отдачу, потому что песни стали очень сложными, — вспоминает Агеев-Алешин. — Была, например, одна вещь, которая длилась двадцать пять минут и включала около пятидесяти гитарных риффов». Как-то раз PROTOZOA выступили в клубе «10», сыграв за свои сорок минут три песни.

Целый сезон, с осени 1995-го до следующего лета, они репетировали на веранде дачи барабанщика INSIDE Алексея Тен-цова, летом отыграли десяток концертов в питерских клубах «10», «Гора» и «Джем», а 13 сентября дебютировали на IV Кол-пинском рок-фестивале. К тому времени у них была готова неординарная программа из трех песен, одну из которых, «Тень среди теней», музыканты записали для фестивальною сборника, позже изданного на кассетах. Публика отнеслась к ним благосклонно, и PROTOZOA, переехав с чужой дачи на тот же Ижорский завод, начали играть в клубах все чаще.

Чувствуя, что ему трудно совмещать игру на гитаре с пением, Агеев-Алешин решил найти для фугаты вокалиста. За следующий сезон они прослушали два десятка соискателей, ни один из которых не отвечал требованиям PROTOZOA. В 1997-м они сделали еще один заход в студию, записав в клубе «Арт-Клиника» песню «Не заморочен», очередной эксперимент в области смешения стилей, в данном случае хардкора и джаз-рока.


Предыдущая Следующая