Предыдущая Следующая

В конце 1974 года Миончинский ушел и из ПОСТА, устроился в ДК им. Свердлова на Арсенальной набережной и начал собирать музыкантов для своего, пожалуй, самого смелого начинания тех лет — небольшого оркестра, в музыке которого соединились бы все три его увлечения: симфоническая музыка, прогрессивный рок и со-

временный джаз. Оркестр получил название ОБЕРТОН.

Вполне естественно, что основу оркестра составили музыканты СТАРАТЕЛЕЙ, ВЕРЕТЕНА и ОРИЕНТАЛИ. Михаил Кондратьев (гитара, вокал) пришел в первую из этих групп из ПОСТА; Евгений Лешко (бас, тенор-сакс, вокал) был знаком с Миончинским еще по армии; Виктор Павлов (барабаны) играл в СТАРАТЕЛЯХ с первого дня; Владимир Са-венок (клавишные, вокал) пришел в ВЕРЕТЕНО; Виктор Беридзе (бас) играл и в OCEAN, и в ОРИЕНТАЛИ. Помимо них, в ОБЕРТОН был приглашен скрипач Александр Петров из ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ОРКЕСТРА.

Лешко играл на саксофоне, но Мион-чинскому хотелось собрать полную духовую секцию, в поисках которой он познакомился с музыкантами-сверхсрочниками из оркестра при Военно-медицинской академии, откуда в ряды ОБЕРТОНА были завербованы Альберт

Рачкин (тенор-сакс, туба), Юрий «Ганс» Ганцев (труба), Вячеслав Нихайчик и Виктор Новиков (тромбоны), а также валторнист, имя которого сегодня утеряно.

ОБЕРТОН начал готовиться к фестивалю самодеятельности трудящихся, который был посвящен очередному комсомольскому юбилею, в течение сезона шел по районам и завершался гала-концертом лауреатов в одном из крупных дворцов культуры. Параллельно группа, учитывая прежний опыт, отрепетировала более доступный массовой публике материал и по выходным играла на танцах в своем Дворце культуры.

В конце концов ОБЕРТОН добился своего, став победителем фестиваля, а в мае 1975 года сыграл на гала-концерте в ДК им.. Газа, но сама группа к тому времени начала разваливаться. Причины этого были отнюдь не музыкального свойства. Случилось так, что той же весной в ДК им. Свердлова сменилось руководство, и новый директор начал отнимать у оркестра ставки (на каждую из которых можно было оформить «мертвые души», чтобы тихо класть деньги в карман, — дело Чичикова живет и побеждает). Сначала из шестнадцати ставок оркестру доставалось двенадцать, потом восемь, потом шесть... Кончилось тем, что оставшиеся уволились сами,, хотя группа продолжала репетировать в надежде на плоды фестиваля.


Предыдущая Следующая