Предыдущая Следующая

В сентябре 1970 года Баронина за барабанами сменил Олег Кубышкин (р. 10.09.53 в Мурманске), который до этого играл в группах БОБРЫ и АРСЕНАЛ, а в январе следующего года Зарайский наконец нашел НУ, ПОГОДИ! кла-вишника. Геннадий Анисимов (р. 5.11.50 в Ленинграде) учился вместе с ним в математической школе, затем поступил в ЛЭТИ и закончил по классу ф-но музыкальную школу на Салтыкова-Щедрина. На прослушивании ему было предложено исполнить знаменитое соло Джона Лорда из песни DEEP PURPLE «Lalena» — он выдержал испытание и был принят. Язикова месяц спустя сменил новый бас-гитарист Валерий «Воля» Андреев.

В этот период группа базировалась в ДК им. Капранова на Московском проспекте и играла там на танцах, весной 1971-го участвовала в создании Поп-федерации, а также время от времени играла на сэйшенах — один из наиболее заметных состоялся летом 1971-го в Политехе. В октябре НУ, ПО-

ГОДИ! вынужденно покинул призванный в армию Зарайский. (По возвращении он снова пытался играть, но вскоре надолго оставил музыку.) Незадолго до своего ухода он познакомил НУ, ПОГОДИ! с Мишей Кудрявцевым (р. 16.11.47 в Ленинграде), в ту пору бас-гитаристом питерской группы ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА (никакого отношения к московским тезкам!), которому было суждено сыграть в судьбе группы важную роль.

Место у микрофона занял певец Александр Пашков (р. 4.04.47 в Ленинграде), который стартовал в середине 60-х с группой ИСКАТЕЛИ. С июня по сентябрь 1972 года НУ, ПОГОДИ! играла на танцах в Песочной. Берендюков три летних месяца провел на армейских сборах, и его подменял Яков Певзнер (экс-СТРАННИКИ, ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА, ГОЛУБЫЕ РИТМЫ). Осенью они вернулись в город и продолжали выступать на сэйшенах. Берендюков вернулся в строй, а Певзнера, наоборот, забрали в армию.

В этот период репертуар группы составлял материал FREE («АН Right Now» был одним из наиболее ударных номеров их программы), TEN YEARS AFTER («Love Like а Мап», «I Woke Up This Morning» и т. п.), DEEP PURPLE («When the Blind Man Cries», «Lalena», «Child in Time», «Livin' Wreck»), песни Берендюкова, а чуть позже и Юрия Морозова, с которым тот познакомился, делая на студии питерской «Мелодии» экспериментальные записи для своей будущей диссертации (темой которой стала первая и единственная в СССР квадрофоническая пластинка).


Предыдущая Следующая