Предыдущая Следующая

Часть аппаратуры ЪК была перевезена из квартиры Полякова в Академию. Так в октябре 1976 года сложился новый состав ЛАБИРИНТА: Иванов, Мурзин, Лопаткин, иногда Резчиков плюс Олег Поляков (бас) и Николай Зарубин (барабаны). Они заново отрепетировали программу и с триумфом дебютировали на осеннем балу в Академии художеств, встреченные студентами на ура.

Уже на следующую репетицию ЛАБИРИНТА заглянул скучавший без дела гитарист ЪК Вячеслав Евтеев. «После первого же его аккорда Леша Мурзин забрал свою гитару и ушел — все было настолько очевидно, что с его стороны не было и тени обиды». Резчиков тоже исчез (в буквальном смысле слова). Весной 1977-го он неожиданно вернулся в группу, но потом опять пропал из виду, оставив в репертуаре ЛАБИРИНТА один свой блюз, петь который пришлось Иванову.

«Далее, — по словам Полякова, — был новогодний вечер в Академии в декабре

1976 года и еще несколько концертов, приуроченных к каким-то праздникам. Мы с Зарубиным решили, что в песнях Коли что-то есть. Хотя тексты были наивны, жизнь и искренность в них присутствовали». В мае 1977 года студенты Академии ушли на очередную сессию, а музыканты ЛАБИРИНТА разъехались на каникулы. Как оказалось, бессрочные: той же осенью Володя Рекшан пригласил Евтеева, Полякова, Зарубина и Лопаткина в новый состав САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, а Иванов, оставшись один, бросил музыку

В настоящее время Иванов работает в Петропавловской крепости. Мурзин стал скульптором; он, в частности, занимался восстановлением памятника Петру I в Константиновском дворце. Лопаткин после САНКТ-ПЕТЕРБУРГА играл арт-рок в ПУЛЬСЕ и новую волну в МОДЕЛИ, трудился в ВИА КАЛИНКА и ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ, а затем в театре «Буфф», но потом вернулся в Казань и обратился к живописи. Слава Резчиков занимался реставрацией, ездил по монастырям, а сейчас, по некоторым сведениям, живет в Калининграде. Записи ЛАБИРИНТА до наших дней, к сожалению, не дошли.

ЛАБИРИНТ

Судьба этого ЛАБИРИНТА вполне типична для эпохи, на которую выпало время ее существования, — вторую половину 70-х и самое начало 80-х: пригородные танцплощадки, провинциальная филармония и снова бесконечные танцы в дачных и курортных поселках, западные песни вперемешку со своим материалом, широкая известность в узких кругах, наконец, первый призыв в Ленинградский Рок-клуб. Но, кроме


Предыдущая Следующая