Предыдущая Следующая

тектора из Казани (видимо, по примеру своего земляка Алика Асадуллина, который когда-то пел в ПРИЗРАКАХ), имел музыкальное образование, абсолютный слух, свой орган и приличный голос, а барабанщик отношения к изящным искусствам не имел и работал где-то сторожем сутки через трое.

Саунд ЛАБИРИНТА во многом опирался на музыкальные дарования Саши Лопаткина и Леши Мурзина. Последний играл не особо технично, но добротно, почти всегда используя педаль «fuzz», благодаря чему у них получалось тяжелое, грязноватое и сырое — как бы сказали теперь, панковское — звучание.

Они начали выступать на вечерах в Академии художеств, исполняя как песни Коли Иванова, так и непременный набор западных хитов, главным образом хард и блюз-рок. Время от времени к ним присоединялся способный художник (он учился на отделении живописи) и музыкант Вячеслав Резчиков, который играл на гитаре и флейте, пел мягким тенором, чем-то напоминавшим Дэвида Байрона из URIAH НЕЕР, и тоже сочинял неплохие песни. В Питер он приехал, по одним данным, из Калининграда, по другим — с Западной Украины.

Весной 1976 года барабанщик Вася пропал — то ли его забрали в армию, то ли он просто решил завязать с музыкой. Некоторое время в ЛАБИРИНТЕ его пытался замещать гитарист и барабанщик Евгений Мочулов из распавшейся в том же мае группы ЧТО ДЕЛАТЬ? (они и раньше контачили по вопросам аппаратуры), но так и не вписался. Через месяц Мочулов стал участником РЕМОНТА, а ЛАБИРИНТ на время летних каникул прекратил существование.

В начале осени Коля Иванов, выгуливая своего колли во дворе дома на уг-

лу Среднего и 8-й линии Васильевского острова (напротив известного в те годы «Лондона»), познакомился с бас-гитаристом лишившейся репетиционной базы и работы группы ЪК Олегом Поляковым.

«Коля сказал, что на его курсе в Академии тоже есть группа, — вспоминал Олег. — Он играет на басу и поет, но ему очень трудно совмещать вокал с игрой; к тому же у них ушел барабанщик. Коля спросил, не могли бы мы им помочь, — кроме него оставались два гитариста и клавишник. Я пришел в восторг. Особенно после того, как узнал, что поют они только его, Колины, песни! Мы тут же схватили гитары и стали проводить все свободное время, играя то у него, то у меня. Песни его сразу понравились».


Предыдущая Следующая