Предыдущая Следующая

Тем не менее как ЗЕМЛЯНЕ в марте 1980-го они приняли участие в легендарном рок-фестивале «Весенние ритмы. Тбилиси-80», куда были приглашены вместе с КРОНВЕРКОМ и АКВАРИУМОМ. Правда, ни одна из питерских групп не заняла призовых мест; к тому же за ними тянулся шлейф скандала — отчасти он был связан с выступлением АКВАРИУМА, но в большей степени был следствием подковерных интриг.

Вскоре после этого из группы окончательно ушел Яржин, которого раздирали противоречия: он одновременно упражнялся в академическом вокале, пел в церковном хоре Владимирского собора и, играя на бас-гитаре, руководил

своей группой АРС. По словам Евгения, «ничего хорошего из этого не вышло: я разочаровался в оперном пении, музыкально „развратил" и развалил свой состав, а впоследствии, проработав с год клубным фотографом, забросил к черту общение с музами, вернулся в инженеры, но уже в другой оборонный институт, занявшись персональными компьютерами и программированием. Там, по крайней мере, было конкретное дело, а не химеры, которыми мне стало казаться искусство».

До конца года ЗЕМЛЯНЕ продолжали играть концерты, потом на время пропали из виду, а в начале 1981-го вернулись на сцену под новым названием XX ВЕК, которое через месяц (проведенный в парке им. Бабушкина) сменили на более близкое по смыслу АТЛАС. Их повторным дебютом стал апрельский концерт во Дворце Молодежи, где АТЛАС и МИФЫ представляли только что открывшийся Ленинградский Рок-клуб, хотя АТЛАС так и не вступил в него, справедливо полагая, что клуб едва ли способен решать проблемы известных музыкантов.

Пару лет АТЛАС концертировал в Питере, но перейти на профессиональные рельсы, как это сделал, например, ФОРВАРД, им так и не удалось, поэтому они пошли другим путем, объединившись с известным эстрадным композитором Александром Морозовым. Пару лет они выступали на всех крупных площадках города — в «Октябрьском», «Юбилейном» и т. п., — чередуя исполнение песен Морозова с собственными номерами, а также сделали свою, весьма любопытную, аранжировку его антивоенной сюиты «Утро планеты», но дальше этого дело не пошло: Морозов предпочел отдать материал челябинскому АРИЭЛЮ, который и записал его на пластинку (1983). Вскоре альянс АТЛАСА с Морозовым


Предыдущая Следующая