Предыдущая Следующая

Вскоре после этого в Пригородном произошел скандал. Центровые ребята из Питера привезли с собой человек пять шведских туристов. Ничего страшного не произошло, но, прознав об этом, дирекция клуба тут же отправила ЗЕМЛЯН на все четыре стороны. Весь аппарат, включая барабаны, перевезли домой к Мясни-кову. В середине июня ЗЕМЛЯНЕ дали первый городской концерт в кафе «Эврика», после чего замолчали до осени.

В октябре они наконец нашли, куда приткнуться, переехав на Водокачку, в клуб ГВС, где до них уже базировались МИФЫ. Именно там Андрей Шестаков окончательно сменил на басу Загребельного, который покинул музыку. Той же осенью состоялось несколько нашумевших сэйшенов (в Доме моряков в порту, в той же «Эврике» и т. д.), сделавших ЗЕМЛЯН одной из самых популярных и востребованных групп Питера. Они начали играть по институтам: факультет ПМПУ Университета, Текстильный, Бонч, ЛИТМО и т. д. Периодически у группы возникали конфликты с официозом: чаще всего администрацию раздражала громкость, а в общежитии Военме-ха на Обводном канале им запретили петь по-английски, поэтому весь вечер звучал один инструментал!

В январе 1974 года ЗЕМЛЯНЕ одержали еще одну победу — на фестивале

в ДК им. Орджоникидзе, где они обошли всех признанных лидеров подпольной сцены и вместе с МИФАМИ поделили все призы, которыми (в своих категориях) были увенчаны Яржин, Шестаков, Мясников, Волков, а также Сергей Данилов (МИФЫ). Не лишним будет отметить, что Мясниковский орган «Мата-dor» использовал и Сергей Курехин, в то время участник БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА, вскоре присоединившегося к ним на Водокачке.

С весны до начала лета все шло по нарастающей: группа непрерывно играла, вызывая все больший и больший восторг публики; она блестяще исполняла самые сложные номера DEEP PURPLE (даже те, которые — как стало известно позднее — были записаны наложением), а иногда демонстрировала знакомство с классикой. Однако осенью наступил первый кризис.

Яржин, который в то время серьезно занялся вокалом, под влиянием своего педагога Мизиной, расхваливавшей его басо-баритон, решил, что должен петь исключительно в академической манере, ввиду чего отказывался исполнять те или иные номера, а что-то пел в несвойственной хард-року оперной технике. Почти в то же самое время ЗЕМЛЯН оставил гитарист Стрункин, и они впали в депрессию. Работы не было.


Предыдущая Следующая