Предыдущая Следующая

к Питеру, ставшему для него новой родиной.

Записанный в мае 1991-го на питерской «Мелодии» и московском «Видеофильме» «Пластун» включал вторую часть песен DDT питерского периода (впервые эта программа прозвучала осенью 1988 года на первых стадионных концертах фуппы в СКК, который организовал Юрий Белишкин — в 70-х устроитель подпольных сэйшенов, а позднее первый директор фуппы КИНО) и отчасти продолжил экспериментальную линию альбома «Время»: мелодика опиралась на эпические арт-роковые аранжировки, объемное звучание с включением симфонического оркесфа, массированных клавишных и духовой секции, что, по ощущениям Шевчука, максимально отвечало текстовому содержанию альбома, рожденному впечатлениями «эпохи перелома»: достаточно назвать вошедшие в него песни «Предчувствие Гражданской войны», «Пластун», «Непобедимая победа» и т. д. К сожалению, в то время работа над альбомом застопорилась, и он увидел свет лишь в 1995-м.

Если первые пластинки DDT выпускали существовавшие тогда фирмы фам-записи («Мелодия», «ЭРИО», «SNC»), то в первой половине 90-х фуппа пришла к идее сосредоточить контроль над изданием собственной музыки в своих руках. На рубеже 90-х DDT легализовали свое существование, зарегистрировав «Театр DDT» (который возглавил звукорежиссер фуппы Евгений Мочулов, в прошлом — один из барабанщиков РОССИЯН), а немного позже открыли «DDT Records», под маркой которой выходили ее последующие работы, начиная с альбома «Актриса Весна» (1992), ставшего, по мнению многих музыкальных экспертов, лучшей работой фуппы в 90-х.

Практически все номера альбома тут же попали в эфир радиостанций, а две «осенних» песни Шевчука («В последнюю осень» и «Что такое осень») сделали имя группы знакомым даже тем, кого раньше никогда не интересовал русский рок. Несмотря на кажущуюся легкость и нехарактерную для DDT прозрачность звучания, альбом оказался удивительно цельной и внутренне органичной работой, представив DDT в их лучшей форме: глубоко личные «Фома» и «У тебя есть сын» контрастировали с публицистикой «Родины», барочные интонации «Дождя» соседствовали с дворовыми аккордами «Осени», а сложный метафорический ряд заглавной песни подчеркивал поэтическую ясность «Фомы» и той же «Осени».


Предыдущая Следующая