Предыдущая Следующая

– Тебя как звать?

Парень поднял глаза.

– К-к… Крю-югер, – пробормотал он, заикаясь. – А ты – Леший? Вы, то есть…

Леший чуть не рассмеялся, но сумел сдержать себя. Потом сказал парню, какую кличку он, по его мнению, заслуживает. Тот не стал спорить. Получить кличку, пусть даже обидную, от самого Лешего – этой чести удостаивается не каждый.

– Ладно. Говори, что там у вас случилось.

Леший имел вид маловыразительный и неприметный, что в общем-то не отвечало его внутреннему содержанию. Среднего роста, среднего телосложения, флегматичный и малоразговорчивый – вроде обычный задроченный работяга, пашущий «на дядю» от звонка до звонка. Только серьезное лицо и глаза много повидавшего человека опровергали это впечатление: понимающему жизнь сразу становилось ясно – на этого парня где залезешь, там и слезешь. Если ноги целы останутся… Ему случалось проходить под землей восемь километров в день и спускаться почти на сто метров, сам он об этом никогда не рассказывал, но нередко какой-нибудь «рекордсмен», добравшись на труднодоступный уровень, с разочарованием натыкался на его нехитрый значок… И мысль у него была быстрой, вот и сейчас, когда Крюгер только начинал рассказывать, Леший уже знал, что услышит.

Студенты-первокурсники юрфака МГУ отмечали день рождения своего старосты. Вчера или позавчера. Сегодня какое число? Шестое? Значит, позавчера. Вышли из общаги около одиннадцати. Шила предложил сходить на Неглинку. Шила уже был на Неглинке с кем-то из знающих. Сказал, что это очень круто. Ну и пошли… Сколько человек? Восемь. Спускались где-то на проспекте Мира, там еще пруд. Спустились. Дошли по кирпичной трубе до какой-то развилки. Там немного расположились и выпили. Когда собрались идти дальше, недосчитались двоих. Шила пошел искать налево, остальные направо. Тех двоих нашли, попытались дозвониться до Шилы, но телефоны не работали. Пошли искать Шилу. Развилка куда-то пропала. Короче, заблудились. Ходили, ходили. Ходили. Увидели колодец вверху. Кто-то сказал, что там люк. Стал забираться, но сорвался, потому что скобы в стене проржавели и развалились. Порвал руку, кровища. Туда больше не сунулись, пошли искать другой колодец. Провалились в воду, вымокли. Но это не страшно, потому что до этого все были в дерьме. Оказывается, в Неглинке очень много дерьма. Потом нашли еще люк, но поднять его не смогли. Потом кончилась батарейка в фонарике и у кого-то начались кони. А потом еще у кого-то. Крюгер попытался их успокоить, но получил в ухо кирпичом. Он взял Валика и по-тихому отвалил от них, потому что у Валика зажигалка «зипповская». Ходили очень долго. Ходили, ходили. Набрели в конце концов на Шилу. Шила плакал. Он зашел в какую-то комнату и увидел привидение. Привидение его укусило. Шила показал предплечье, там все было синее и в кровище. Потом они вышли на этот люк и услышали, как вверху проезжает машина. Крюгер сумел подцепить крышку и отодвинуть ее, а потом – бах! – что-то ударило в нее, и она встала на место, а ему прижало пальцы. И еще в голову попало. Болит вот здесь, и шум. Он, наверное, потерял сознание, потому что помнит только, как уже лежит на асфальте, а кругом менты… Ой, извините, в смысле милиционеры. Валик с Шилой, скорее всего, испугались и убежали…


Предыдущая Следующая