Предыдущая Следующая

– Тихо!

Все затихли. Кассета продолжала издавать громкое шипение, сквозь которое, наконец, начали прорываться голоса.

 

– Добрый вечер. Дядя Коля велел передать вам привет…

– Добрый. От хорошего человека хорошие вести слышать всегда приятно.

 

Пивняк скривился. Это неинтересно.

 

– Меня зовут Курт. Для русского языка и уха это привычно. Можете называть меня дядя Курт… Как поживает дядя Коля?

 

– Что это за тягомотина? – обиженно спросил Демид. – Где же музыка? Мотани маленько вперед…

Толик щелкнул клавишей.

 

– А у Нины Степановны как с давлением?

– Да сейчас вроде нормально, не жалуется…

 

– Фигня какая-то, – Демид встал, привычно надел наушники и начал выламывать оставшийся подоконник.

Толик прокрутил еще.

 

– Ведь красивая жизнь нравится девушкам… кто тебя научил этому?.. Дядя Коля, дядя Коля. А деньги кто тебе давал? Кто чудесный отпуск с Варенькой в Сочи оплатил? Тоже дядя Коля!

 

Суржик насторожился. Раз заговорили о девушках, то быстро могли перейти к откровенной порнухе. Но ничего подобного не последовало.

 

–…не надо зацикливаться на деньгах. Это важная часть жизни, но не главная. А главное – это дружба, человеческие отношения и взаимная поддержка…

 

– Знаем мы всю эту матату! – буркнул Суржик. – Что там дальше-то?

Толик проматывал кассету все дальше. Там шли семейные разборки вокруг бабла. Брату нужны деньги, у дяди их нет, надо продавать дачу, правда, кто-то должен ему отдать, но у того тоже нет. В общем, картина знакомая, но никому не интересная.

– Радиопостановка какая-то, – сказал Босой. – Типа «Вишневый сад»…

– Почему «Вишневый сад»?.. – спросил Демид.

Босой пожал плечами и взялся за свой гвоздодер.

– Да раз в наряде стоял и слышал по радио… Чуть не помер со скуки, но там делать все равно нечего было…

– Тихо вы, – повторил Толик.

Он нажал «стоп» и достал кассету. Поддел гвоздем пленку, вытащил наружу коричневый целлулоидный локон, посмотрел на свет.

– Порошок осыпался, – сказал он. – Светится вся. Сколько же она пролежала здесь?

– Да выбрось ты это… – в сердцах крякнул Босой и поднялся на ноги. На него тут же зашипел Суржик, которому было лень строить капитализм в такую жару. Но Босой все равно вернулся к своему занятию и принялся яростно срывать остатки паркета. Там хоть найти что-нибудь можно…


Предыдущая Следующая