Предыдущая Следующая

– Все относительно, – туманно сказал Вульф. – Но не надо зацикливаться на деньгах. Это важная часть жизни, но не главная. А главное – это дружба, человеческие отношения и взаимная поддержка!

Молодой человек повернул голову и пристально посмотрел на Вульфа:

– Кто вы? Вы иностранец?

Ему было неудобно задавать взрослому незнакомому человеку прямые вопросы, голос дрожал от напряжения.

– Конечно. Где ты видел русского с именем Курт?

– И… Чем вы занимаетесь?

– Я работаю в крупной международной корпорации, обслуживающей космический бизнес. Запуски коммерческих спутников и все такое… Мы с тобой в определенной мере коллеги, потому я и заинтересовался твоей судьбой. Думаю, я смогу тебе основательно помочь в жизни!

– А я должен буду помочь вам? Технической информацией о ракетах?

– Совершенно верно.

– И эта тайная встреча, глухое место, пароль и отзыв, ваше доскональное знание обо мне, включая место распределения, – все это характерно для космической корпорации?! Не считайте меня идиотом!

Голос молодого человека сорвался:

– Это больше похоже на…

– Не надо! – властно приказал Кертис – Есть слова, которые не следует произносить вслух! Можно думать, предполагать, но внутри себя. Так будет лучше.

– Лучше для кого?!

– Для тебя, в первую очередь. Как для молодого офицера ракетных войск.

– Это еще почему?

Вульф молчал.

– Нет, вы скажите! – запальчиво потребовал молодой человек. – Почему это лучше для меня?! Я еще ничего плохого не сделал!

«Сделаешь! – отстраненно подумал Кертис Вульф без всякого злорадства – он просто констатировал факт. – Много плохого ты сделаешь для своей родины. Но много хорошего для моей. Потому что нельзя быть хорошим для всех…»

– Да потому, что слово задуманное – это одно, а произнесенное – совсем другое! Оно меняет действительность, меняет судьбы людей, меняет политику, меняет международные отношения…

– При чем здесь международные отношения?! Вы думаете, я не понимаю, кто вы и что происходит?! Я это очень хорошо понимаю!

Кертис в очередной раз полез за фляжкой, взболтнул ее, с сожалением отметив, что виски осталось меньше половины.

– Сегодня неприятный день. И очень сыро. А то, что ты понимаешь, лучше держать внутри себя и не выпускать это понимание наружу.


Предыдущая Следующая