Предыдущая Следующая

– Добрый, – ответил по-русски Вульф и встал со скамейки. – От хорошего человека хорошие вести слышать всегда приятно.

Они пожали друг другу руки.

– Меня зовут Курт, – сказал Вульф. – Для русского языка и уха это привычно. Можете звать меня дядя Курт…

– Очень приятно.

– Присаживайтесь. Как поживает дядя Коля?

– Да ничего вроде… Нормально.

– Карбюратор своей «Волги» починил?

– Наверное. Ездит.

– Он еще не продал дачу?

– Да вроде нет…

– Мариночка поступила в МГУ?

– Не знаю. Вроде сдала… Теперь конкурс…

– А у Нины Степановны как с давлением?

– Да сейчас вроде нормально, не жалуется…

– А ты уже погоны обмыл?

– Конечно. Выпускной отгуляли…

– Где служить будешь?

– Вначале где-нибудь в глуши. А потом посмотрим…

– Полигон?

– И все-то вы знаете!

Кертис Вульф пожал широкими плечами и оставил реплику без внимания.

– Да, далеко тебя загнали. Без поддержки оттуда будет очень трудно выбраться…

Дядя Курт сочувственно покачал головой. Молодой человек воспользовался паузой и от светской беседы перешел к делу:

– Дядя Коля сказал, что вы можете мне помочь с деньгами…

– Да, конечно. Дядя Коля всегда говорит правду.

Вульф пристально посмотрел на собеседника. Потом поднял руку и по-хозяйски уверенным жестом убрал капюшон с его лба. Парень невольно отшатнулся. Он был очень молод и довольно красив – тонкий прямой нос, волевой подбородок, широко распахнутые синие глаза, четкая линия рта. Вид немного портили короткий вертикальный шрам над верхней губой, полученный в какой-то очень давней драке, да казенная стрижка под полубокс, выдающая причастность своего хозяина к Вооруженным Силам или серьезному спортивному клубу. Парень был уже подготовлен к тому, что должно произойти. Резидент нелегальной сети в Москве имел псевдоним «Паук» за умение плести тонкую клейкую паутину. Очень прочную паутину.

– Как-то это все неожиданно… Почему вдруг такая срочность…

Это он говорил для себя. Не то успокаивал сам себя, не то оправдывался перед самим собой.

– Что ж тут необычного. Дяде Коле срочно понадобились деньги. Дело житейское.

– Нет, очень странно…

Молодой человек явно мотивировал предстоящую капитуляцию. Дескать, у него не было другого выхода.


Предыдущая Следующая