Предыдущая Следующая

Такую дотошность начальник отдела проявлял только при анализе важнейших операций.

– Залез, – сказал Шахов. – А через десять минут, когда они прибыли на место, просто взял и выключился. Лялечка с шофером пытались его разбудить, даже применили «раз-два, водолаз», но он так и не очнулся. Они испугались и срочно доставили его обратно в гостиницу. Там он вскоре пришел в себя.

– И что? Больше встреч с Лялей не искал?

– Никак нет, – ответил Шахов. – Наутро в девять, как обычно, встал и отправился фотографировать свои церкви.

– Н-да, – неопределенно произнес полковник. – Вызови-ка ты Лялечку на завтра ко мне… Я сам ее подробно опрошу.

– Есть, – кивнул Шахов и даже щелкнул каблуками. Правда, несильно.

Еременко благосклонно кивнул:

– А какое впечатление он произвел на Жана?

– Жан тоже был уверен, что американец – бурундук бурундуком. Сказал, что хочет спустить в Москве шесть с половиной тысяч. Жан подумал, он прямо там, за стойкой, примется выгребать деньги из карманов. Поехали на квартиру к Профессору. У Профессора – обычная богема, водка рекой и дым коромыслом. Когда Жан спустя четверть часа напомнил о сделке, Вульф уже был слишком пьян. Во всяком случае, он не понял, о чем идет речь.

– Хм. А с виду довольно крепкий, – заметил Еременко, разглядывая фотографии скрытого наблюдения.

Он остановил пальцем «вечный двигатель», но угловатый атлет, дернувшись, вновь продолжил упражнение. Поморщившись, полковник нажал кнопку выключателя. Гимнаст застыл вниз головой.

– Профессор с ним работал? – спросил полковник.

– Так точно. Работал. Безрезультатно. Очень осторожные реакции.

– Осторожные реакции – прежде всего, продуманные реакции. Возможно, американец куда крепче, чем кажется…

Шахов промолчал, поскольку спорить с начальством не привык, а повторять, как попугай, не решался из осторожности. Еременко же продолжал с интересом рассматривать свою обездвиженную игрушку. Но вот он щелкнул кнопкой, и атлет снова принялся накручивать круги вокруг блестящей перекладины.

– До чего интересная штука, – произнес полковник таким тоном, словно собрался произнести лекцию о законах гравитации и ядерных взаимодействий.


Предыдущая Следующая