Предыдущая Следующая

На следующий день Кертис Вульф работал в Китай-городе. Около часа он извлек из своего «Пентакса» отснятую пленку с видами реставрируемой церкви на Варварке, контрастно запечатленной в створе с гостиницей «Россия». Затем перезарядил аппарат, достал из сумки бутылку газированной воды и с большой жадностью отпил почти половину. Снимать он больше не стал и неторопливым шагом вернулся в гостиницу, поспев как раз к обеду.

После обеда он заказал из номера разговор с Майами и около четырех минут беседовал с женой, находившейся в то время в офисе строительной компании в Санни Айлз. Вульф сообщил ей, что поживает хорошо, погода нормальная, питание вполне сносное, вот разве что номер тесноват, хотя и считается одним из лучших в «Интуристе», а в общем все замечательно, лишнего он себе не позволяет, скучает и все такое.

Закончив разговор, Вульф оделся и спустился в бар, где заказал рюмку охлажденной водки и томатный сок с перцем. За стойкой рядом с ним оказался симпатичный молодой человек, известный в определенных кругах как Жан Ливайс.

– Тремор? – на хорошем английском поинтересовался молодой человек, заметив некоторое дрожание в верхних конечностях иностранца.

– В некотором роде, – ответил Вульф.

– Лучше пивка, – сказал Жан.

– Спасибо, не надо, – содрогнулся американец.

– Тогда рассолу. А сверху – водка.

– Раз-соул? Что это такое?

И молодой человек поделился с ним рецептом русского народного средства против похмелья. Бармен оказался хорошим знакомым Жана и быстро соорудил запотевший стакан помидорного рассола с плавающими горошинами перца и кусочками лаврового листа. Под это дело тут же подали свежий стопарик и чашку острого и густого говяжьего бульона. Вульф заметно оживился. Он спросил, экспортирует ли Россия в Соединенные Штаты этот замечательный напиток, как его… Раз-душа, два-душа… О, рассол. О, конечно. Правильно.

– Нет, – ответил Жан. – Это стратегическая продукция.

Жан поинтересовался в свою очередь, чем принято похмеляться в Америке. Вульф ответил: аспирин. Тогда Жан, не размазывая кашу по длинному столу, поведал американцу о том, что есть разница, существующая между рассолом и аспирином, и есть разница, существующая между официальным и неофициальным курсом обмена доллара на советские рубли. Да, и эта разница идентична. Просекаете? Грубо говоря, по официальному курсу вы платите за стопарик два доллара, а по неофициальному – пятнадцать центов. Вы чем вообще интересуетесь? Керамикой? Иконами? Ага, русской архитектурой позднего Средневековья. Отлично. Каталог «Церкви Замоскворечья» на английском по официальному курсу обойдется вам в сто семьдесят долларов. Он же может обойтись вам в сорок пять по неофициальному, а если обратиться к нужным людям, с коими Жан знаком, то и вообще в смешную сумму – тридцать долларов. Чувствуете разницу?.. Так сколько у вас с собой валюты? Нет-нет, никакого криминала здесь нет, поскольку вы имеете дело с Жаном, а здесь вам любой скажет, что на Жана можно положиться, поскольку он профессионал и человек в высшей степени порядочный. Итак, сколько?..


Предыдущая Следующая