Предыдущая Следующая

– Как в Америке относятся к нашей стране? – спросила Лилия, и темные стекла ее очков блеснули холодным любопытством.

– Кто как… – пожал широкими плечами Кертис. – Я очень заинтересован Россией. Хочу сделать большой цветной фотоальбом. Это будет хороший бизнес… А почему огурец невкусный? Они все такие?

– Кто как готовит, – очки продолжали блестеть – загадочно и многозначительно. – От хозяйки зависит.

Кстати, спросил Кертис, а почему вы не пьете вино? Лилия сказала, что она пьет. Это нечестно, заметил Кертис. Вот бокал, он почти полный, вы оттуда ничего не отпили. Это ваш бокал, заметила Лилия. Разве? Ну что ж… Кертис предложил выпить за всех советских женщин. Он сказал, что его предки покинули Германию, когда там стало темно от «коричневых». Это было правильно. Папа знал, что будет война и всеобщая мобилизация, а папа не хотел войны, он не хотел никого убивать. Иначе он бы оказался на Восточном фронте и, как знать, может, его папа стрелял бы в ее папу. А это было бы неправильно. И тогда бы они не смогли встретиться в этом чудесном кафе, а был бы кто-то один, вот вы, Лилия, например. Вы сидели бы здесь одна и скучали. Или я бы сидел и скучал и думал, что мне чего-то не хватает…

– А может, – сказал Кертис, – вы все-таки снимете очки?

– Хорошо, – сказала Лилия. – Но только не здесь.

Что-то изменилось – она уже не походила на персонаж из детского мультфильма. Теперь это была совсем другая оса. Циничная и бесстыдно-откровенная.

– О-кей, – сказал Кертис.

– Это будет стоить денег, – предупредила новая Лилия. – Долларов.

Американец допил водку и спросил:

– Сколько долларов?

– Восемьдесят, – сказала распоясавшаяся оса. – Восемьдесят за час. У меня невысокая зарплата.

– Округлим до ста, – предложил Кертис – Сто долларов в час. О-кей?

– О-кей.

– Договорились!

Они сели в такси, и Кертис сказал, что машина тесновата, как вы здесь живете вообще? Лилия сказала, что русские в машинах не живут, это не принято, а если он имеет в виду в смысле секса, то и в смысле секса тоже. Уберите руку оттуда, мистер. Немного терпения. Еще немного…

 

* * *

 


Предыдущая Следующая