Предыдущая Следующая

 

* * *

 

От «дяди Вити» Леший поехал в «Козерог». Здесь было попроще, зато привычней и цены гораздо демократичнее. Здесь частенько собираются московские диггеры, поэтому Лешего знали хорошо, его фото (новенькая химка, вязаная шапочка, крутой налобник, глаза прикрыты налепленным поверх фото черным скотчем – конспирация, фу-ты ну-ты…) висит в дубовой рамке на так называемой «Доске Почета» рядом с барной стойкой. Он ел сосиски с пюре и жалел, что нельзя хорошо выпить, – он не употреблял за рулем.

В десять вечера Леший поднял руку, требуя расчет. Официант кивнул и без промедления направился к нему. Леший расплатился и вышел на улицу. Сегодняшнее погружение в порносайты оставило привкус, отбить который безалкогольное пиво было не в состоянии. Стакан «Русского Размера» наверняка решил бы проблему. Леший пожалел, что приехал сюда на машине. Но у него была запланирована еще одна встреча, где он должен появиться трезвый, как стекло.

Он прошел на стоянку и сел в машину. В салоне ему почудился какой-то посторонний запах – то ли курева, то ли чужого пота, Леший так и не понял. И никаких выводов сделать не успел. Правую руку, в которой он держал ключ, схватили и дернули назад, выламывая из плечевого сустава. Леший подался вперед, едва не въехав лицом в баранку, но его успели поймать за волосы.

– Закрой пасть, – послышался совсем рядом тихий голос – Слово – убью.

Лешего прижали к спинке сиденья, примотали скотчем за шею к подголовнику. Обе руки завели назад, запястья тоже стянули скотчем. Волосы не отпускали. В шею уперлось что-то металлическое. Чьи-то руки обшарили карманы Лешего. Посыпалась мелочь.

– Разговор будет короткий, – отрывисто произнес голос – Монеты, «николашки». Ты взял их в подвале на Малой Пироговской. Где они?

Волосы потянули вниз и назад. Скальп Лешего затрещал по швам.

– У Кривицкого, – просипел он.

– Врешь. У Кривицкого один «николашка», больше нету. Где остальные?

– Спрятал.

Металл, упирающийся в шею, натянул до предела кожу.

– Монеты не ваши, – сказал голос. И повторил: – Не ваши. Я понятно говорю? Монеты вернуть. К Кривицкому не ходить. На Пироговскую не ходить, кривулины свои на потолках не рисовать. Не послушаешься – будет плохо.


Предыдущая Следующая