Предыдущая Следующая

Кривицкий вернулся, когда кофе еще не успел остыть. Он сел, воткнул в рот погасшую трубку и сказал:

– Я слушаю вас, Алексей.

– Сребреник, – сказал Леший. – Николаевский, тридцать шестого года. Чистый, будто вчера отчеканили.

– Очень хорошо.

Леший выложил на шахматный столик монету. Кривицкий взял ее, небрежно покатал в ладони и положил на место.

– Сколько их у тебя?

– Пятнадцать штук, – сказал Леший.

– Сколько хочешь?

– Тысячу семьсот.

– Евро? – Кривицкий нахмурился.

– Доллары.

– Ты знаешь, с монетами я не очень-то…

– Знаю.

Леший допил кофе и поставил чашку рядом с монетой.

– Хорошо. – Кривицкий поднялся и вынул изо рта трубку. – Оставь это у меня. Подходи вечером, после восьми.

Леший тоже встал.

– Кислотой травить будешь? – усмехнулся он.

– А?.. Нет, нет, что ты… – Кривицкий с рассеянным видом взял сребреник, сунул его в карман пиджака и направился к двери. Обернулся к Лешему. – А лучше часиков в десять, а? К десяти я точно обернусь. Тогда и поговорим спокойно…

Оказавшись на улице, Леший какое-то время стоял, сунув руки в карманы и глядя в чистое небо с серебряным солнцем за легким флером полупрозрачных туч. Лучше всего было, конечно, вернуться домой и выспаться, но Леший знал, что не уснет. Он сел в свою видавшую виды «Аскону» и доехал до ближайшей школы, где во дворе была небольшая парковка, пустая по случаю субботы. Он выключил двигатель, расчехлил ноутбук, ввел пароль и вызвал сайт под многообещающим названием «Андеграунд». Однако ожидаемых аллюзий он не оправдывал – никакого политического, культурного или идеологического подполья, ничего запрещенного.

Это была трехмерная карта-схема подземной Москвы с привязкой к ориентирам на поверхности. Синяя жилка под Тверской – магистральный водовод со вполне проходимым кирпичным коридором, красная линия рядом – коллектор «горячки», тоже можно пройти, но жара африканская, зато летом, когда ТЭЦ ставят на профилактику, – нормально.

Запутанные желтые линии под Китай-городом – штреки средневековых каменоломен. Кружок под храмом Василия Блаженного – это глубокий, засыпанный еще в незапамятные времена церковный подвал, где пару лет назад повезло обнаружить икону, за которую в «Антикваре» дали тысячу долларов… Огромный черный прямоугольник – нижний ярус подвалов гостиницы «Россия», вход в который засыпан много лет назад. Вот крохотный квадратик недалеко от метро «Арбатская» – это бетонный бункер, в котором он нашел каску с нестершейся звездой, алюминиевые миски и газету «Правда» от 12 декабря 1941 года. Ну и еще кое-что… Вот коричневая линия вдоль Москва-реки – сточная канализация, любимый проспект для щекочущих нервы прогулок с жаждущими приключений телками. А вот крестик – здесь дремлет «гильотина», отхватившая ногу кому-то из начинающих. Так что безопасных проспектов под землей не бывает. Как, впрочем, и на поверхности – вон сколько пешеходов гибнет на асфальте прямо средь бела дня!


Предыдущая Следующая