Предыдущая Следующая

– Мусорка, Леший. Мусорка. Мокрилово.

Леший отодвинул его в сторону и тоже сунул голову.

– Бомжатник бывший, наверное, – сказал он. – Бывает.

– Что бывает? Почему бывает?! – взорвался вдруг Хорь. – Почему обязательно бомжатник?..

Он выхватил у Лешего из рук кувалду, на которую тот опирался, отобрал ее с таким видом, будто именно Леший и виноват в том, что из черной дыры не тянет сухим пряным запахом нетревоженных гробниц, столетних бумаг и сокровищ, что прет обычная вонища. Он бил по стене снова и снова, пока не открылся проход, в который можно было войти почти не сгибаясь. Потом отшвырнул кувалду в сторону.

– Все, – сказал Хорь, тяжело дыша. – Пустым теперь отсюда не уйду.

Он выплюнул на ладонь давно обесвкусившуюся размочаленную жвачку и прилепил ее вверху пролома, обозначив свою территорию. Пусть и никчемную, заваленную отбросами, пусть. Но свою – законную.

– Вот это по-нашему. Прирожденный диггер. Молоток, – одобрил Леший.

Он нашарил на полу окурок и рядом с белой кляксой «риглиса» нарисовал свой фирменный значок в виде разлапистой елочки. – Вот и застолбились. Ну что, может, и найдем какой-нибудь медный чайник эпохи Цинь?..

 

* * *

 

Вместо глаз у него были две дыры с рваными краями, кожа на лице обвисла, собралась внизу складками, словно голый череп накрыли мокрой тряпкой. И шея вздулась. Неимоверно вздулась – вот-вот лопнет.

Сердце Лешего простучало раз десять, прежде чем он смог говорить. Он сказал:

– Ты читал «Тома Сойера»?

Хорь сидел рядом на корточках. Когда они закончили осматривать второй подвал, перешли через разбитую кем-то хлипкую, в один кирпич, кладку и оказались здесь, Хорь рассказывал что-то увлекательное о залетных цыганах, о своем детском велике и бабушкином варенье, которое эти самые цыгане уворовали из похожего подвала, только не такого глубокого…

И не такого старинного… Леший, подсвечивая себе, внимательно осматривался по сторонам: серые ноздреватые стены из ракушечника, сводчатый кирпичный потолок, лестница с каменными ступенями ведет вверх, но упирается в засыпавшую ее до половины землю… В потолок вделаны проржавевшие кольца, на цепях железные крючья, похоже, на них вешали свиные или говяжьи туши… Наверное, наверху был когда-то трактир или ресторан, а может, мясной магазин… Лет сто пятьдесят назад, а может, и все двести – тогда поверхность земли была на несколько метров ниже, чем сейчас, вот оттого и подвал такой глубокий…


Предыдущая Следующая