Предыдущая Следующая

«Бедная Шурочка! – Юра незаметно взял сидящую рядом девушку за руку – Надо забирать тебя в нормальные условия… Конечно, родительская квартира тесновата, но можно стать в очередь в Управлении… А если поехать в провинцию, то там реально сразу же получить жилье…»

Его размышления прервал папа-не папа, торжественно появившийся из кухни.

– Горячее прибыло! – радостно возвестил он.

В одной руке Петр Петрович держал большую миску дымящейся картошки, в другой – все три принесенные Юрой бутылки, причем коньяк был отпит почти наполовину.

Застолье началось и поехало по наезженным рельсам. Женщины пили шампанское, Петр Петрович – коньяк, Юра попросил водки. Красивых тостов никто не говорил.

– За знакомство! – призвал Петр Петрович, рюмки и фужеры сошлись со стеклянным звоном.

В горячке Юра опрокинул «Русского Размера», Шурочка тут же протянула кусочек селедки на вилке и ложку с горячей, разваренной картофелиной. Юра стал все это жевать, улыбаясь, радуясь новому ощущению и удивляясь удивительной сочетаемости водки именно с такой закуской. Ему даже захотелось еще выпить.

Петр Петрович тут же налил еще.

– За дружбу!

Коньяк он совершенно спокойно закусывал селедкой и нахваливал:

– Хороший коньячок, давно не приходилось пробовать…

Елизавета Михайловна свела брови.

– Не пей как лошадь!

– И-и, милая, лошади пьют ведрами… Но только воду! – Петр Петрович расхохотался. – А водку только человек может! Потому что человек – венец природы!

Ираида пила шампанское, курила тонкую папироску и внимательно разглядывала Юру.

– Молодой человек, мудреные марки коньяков вы знаете, – наконец проговорила она. – А как насчет Кафки? Или что там говорил Заратустра? Сложное интеллектуальное чтение вас интересует?

Юра уже выпил несколько рюмок и захмелел. Расслабился. И к «экзамену» отнесся легкомысленно.

– Заратустра. Не знаю я, что он говорил. Но точно скажу: трезвым он говорил одно, а пьяным – другое…

Застольный гомон стих. Шурочка дернула его за рукав. Четыре пары глаз рассматривали невежественного юнца в упор. Шутка не удалась.

Юра смутился.

– А Кафка… Придумать, как человек превращается в таракана…

– В клопа, – тихо поправила бабушка, не поднимая глаз от тарелки.


Предыдущая Следующая