Предыдущая Следующая

– А это моя мама, Елизавета Михайловна, – Шурочка указала ладонью на довольно молодую, симпатичную даму в белой, под горло, кофточке, с такой же, как у нее, копной светлых волос. У нее внимательный строгий взгляд, Юра даже немного поежился и, коротко наклонив голову, протянул цветы.

– Очень приятно. Юрий.

– Это бабушка, Анна Матвеевна…

Назвать бабушку старушкой ни у кого бы язык не повернулся. Да и слово «бабушка» ей не шло: просто дама постарше, в темном неброском платье и с собранными в узел на затылке волосами. Но лицо морщинистое, видно, не признает кремы, лосьоны и косметологов, а круглые старомодные очки усугубляют впечатление. И смотрит она не только строго, но и оценивающе. Снова шаг вперед, поклон, протянутый букет.

– Очень приятно. Юрий.

– Это тетя Ираида, – указала Шурочка на женщину, прекрасно чувствующую литературный текст.

В отличие от всех остальных, тетя улыбалась. Выглядела она соответственно имени: вытянутое лицо, лошадиные зубы, растрепанные рыжие волосы. Нервные пальцы вертели незажженную папироску.

– Очень, очень приятно… – Юра в очередной раз коснулся подбородком груди и вручил последний букет.

– А это папа, Петр Петрович…

Папе можно было с одинаковым успехом дать и сорок пять лет, и шестьдесят. В первом случае он должен был сильно пить, а во втором – просто прожить бурную жизнь. Он поднялся навстречу – седой, высокий, слегка сутулый, и, пристально глядя на Юру, протянул руку.

– И вовсе он не папа, – возразила мама. – Наш папа был Александр, я назвала Шурочку в его честь. Только он сгинул где-то в Мордовии. Но Шурочка – Александра Александровна, а не Александра Петровна! Когда Петр появился, Шурочке уже было…

– Мама! – сердито воскликнула девушка. – Что ты прямо с порога…

– А что? Молодой человек пришел в семью. Пусть принимает все так, как есть!

Юра крепко пожал папе-не папе руку, ловко сбросил с плеча и передал многообещающе звякающий рюкзачок:

– Не знаю… Старался, чтобы на любой вкус. Водка, коньяк и шампанское.

Папа-не папа повеселел.

– Сейчас я все быстренько в холодильник… А ты, Шура, давай, пошустри насчет закуски…

Глядя на себя со стороны, Юра испытывал удовлетворение: не растерялся, чувствует себя уверенно и спокойно, все выходит четко и вроде само собой. На практическом занятии в Академии по теме «Знакомство» он бы получил «пятерку». Преподавательница прикладного этикета Беатриса Карловна Дорн осталась бы им довольна.


Предыдущая Следующая