Предыдущая Следующая

«Ты, ты и есть агент тайной полиции!» – думал Спайк Эммлер, прожигая Кертиса ненавидящим взглядом.

– Сейчас они оставили нас в покое, – сказал Роберт. – Но ненадолго. Вечером мы пойдем в театр, и агентом будет наш гид…

– Мы еще пользуемся свободой, – сказал Эдвард Файн. – Каждый делает то, что хочет, только на экскурсии собираемся вместе. А русские, когда выезжают за границу, обязаны держаться группой. И даже гулять должны по пять человек, во главе со старшим!

Анастасия допила свою колу и поморщилась.

– Господа, это скучно! Давайте поговорим о Москве!

– Я понял, как надо пить водку, – откликнулся на ее предложение Эдвард Файн. – Все дело в закуске. Соленые грибы и к-хаш-шенная капуста обогащают водочный вкус!

– Раньше в «Славянском базаре» подавали с-тю-день… Так вот этот с-тю-день лучше всего обостряет вкус водки! – Спайк достал клетчатый платок и высморкался.

Кертис перестал смеяться, но продолжал улыбаться.

– Вы когда прилетели, Спайк?

– Позавчера, как и все. А что?

– Ничего. Просто я не видел вас в самолете.

– Ну и что? Вы летели из Нью-Йорка, а я из Вашингтона…

– Мы тоже летели из Вашингтона, но вас не видели, – поддержал Кертиса Джонни, и Билли немедленно согласился.

– Не видели. Точно. Как-то странно…

Спайк раздраженно махнул рукой:

– Да что здесь странного?! В самолете сто пятьдесят мест! Вы в каком салоне летели? В первом? А я сидел в хвосте, справа, у окна! Не пойму, к чему этот разговор? Не пешком же я пришел в Москву? И не на подводной лодке приплыл!

– Не на подводной лодке – это точно, – Кертис все еще продолжал улыбаться. – Просто откуда вы знаете, какой был раньше стюдень в «Славянском базаре»?

– Мне официант сказал! Тот самый, рыжий! Возможно, это провокация Кей Джи Би… Но зачем им стюдень? Скорей всего, он и правда очень подходит к водке.

– Надо попробовать, – сказал Кертис Вульф, затягиваясь сигарой. – Вы как, Спайк, не против?

– Совершенно. После театра можем пойти в ресторан, там наверняка подают.

Кертис выпустил дым кольцами, посмотрел, как они догоняют друг друга.

– Увы, я не пойду в театр. Мне надо работать.


Предыдущая Следующая