Предыдущая Следующая

Полагаю, что полковник Рогожкин А.М. подлежит тщательной отработке для проверки на факт вербовки его в 1972 году сотрудником ЦРУ Кертисом Вульфом с целью закладки радиосканера на одном из ракетных полигонов страны. По полученной информации Рогожкин имеет (имел) в Москве родственника (дядю) или знакомого по имени Николай. Возможно, эта связь идентична личности „дяди Коли" – фигуранта дела о вербовке Вульфом неизвестного курсанта – выпускника ракетного училища 1972 года. Хотя Рогожкин окончил Кубинское военное училище в 1971-м году, но по болезни приступил к службе в Дичково в 1972-м.

Прошу проверить данные личного дела Рогожкина А.М. и все имеющиеся на него оперативно-служебные материалы по линии КГБ СССР, ФСБ России, Управления военной контрразведки, штаба РВСН с целью получения информации, подтверждающей или опровергающей факт его вербовки иностранной разведкой. Лейтенант Евсеев».

 

Следующий лист – справка отдела культуры, которую Евсеев тщетно пытался получить несколько недель:

 

«По оперативным данным, в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века в Москве, в театрально-артистических кругах были известны следующие лица по имени Николай: Анисимов Николай Николаевич, Беленко Николай Васильевич, Воропаев Николай Сидорович (прозвище «Струна»), Гиндалин Николай Аветисович (прозвище «Черный»), Ежиков Николай Терентьевич, Лобов Николай Осипович…»

 

Фамилия Лобова была обведена красным. Всего в списке приводились тридцать пять фамилий и короткая справка-объективка на каждого фигуранта. Несколько спившихся или несостоявшихся артистов, один билетный кассир, оперный тенор, пожарный театра Ленсовета, работник торговли, тунеядцы… Попали они в поле зрения «органов» по разным причинам. Спекуляция театральными билетами, ширпотребом или спиртным, организация «левых» концертов и «подпольных» выступлений диссидентствующих поэтов или певцов, контакты с иностранцами и даже гомосексуализм и растление малолетних…

Дальше Евсеев читать не стал, только удивился ширине невода, которым в былые годы его ведомство прочесывало интересующие его социальные сферы…

Следующие несколько листов – выписка из личного дела Рогожкина. Он действительно имел дядю, фамилия которого была обведена красным карандашом: Лобов Николай Осипович.


Предыдущая Следующая