Предыдущая Следующая

– В нижнем ряду – тысячи человек, а наверху – один! При карьерном росте ты всегда обходишь остальных, и я тебя уверяю – никто не пропускает конкурента потому, что он «достойней»! Наоборот, все рвутся вперед, других отталкивают, а то и подножки ставят…

– Извините, товарищ полковник, но это не по мне. Не нравится мне такое. Свинство это…

Может, потому, что очень устал, может, из-за эмоциональных перегрузок, может, из-за расположенности высокого начальства, но Юра позволил себе сказать то, что думал. Хотя понимал, что полковнику это не понравится. Потому что достиг высокого уровня пирамиды и наверняка использовал те методы, о которых рассказывал.

– Это жизнь! – Кормухин не обиделся. Он только махнул рукой, как будто разговаривал с несмышленышем. – К тому же, это начальство решает: кто лучше, кто хуже, кто достойный, а кто не очень… Тебе счастье улыбнулось – хватай его за хвост и рвись все выше и выше! А там как получится… Хвост вполне может оторваться, или руки не удержатся – и грохнешься в грязь со всего маху! Хотя в данном конкретном случае у тебя как раз может получиться…

Полковник положил на стол тонкую папку оперативно-розыскного дела, с привычным для их ведомства грифом «Совершенно секретно».

– Посмотри, какая работа! – с нескрываемой гордостью сказал Кормухин. – Все силы подняли, десятки оперов на твои запросы задействовали. И вот что получилось! Я там интересные моменты карандашиком отчеркнул, сразу увидишь…

Юра открыл папку. Глаза у него слипались, позвоночник стал пластилиновым, мышцы ватными. Сказывалось нервное напряжение последних дней, длительные перелеты и обилие впечатлений последнего часа. Больше всего ему сейчас хотелось спать.

Первый лист – распечатка его собственного сообщения, отправленного вчера (неужели только вчера, а не вечность назад?) из Дичково:

 

«При проведении оперативно-поисковых мероприятий по розыску и обнаружению шпионской „закладки"-радиосканера на полигоне „Дичково", начальник штаба полковник Рогожкин А. М. был замечен в злоупотреблении спиртными напитками, что характерно для снятия стресса лицами, опасающимися, что будет раскрыта их причастность к зарубежным спецслужбам. Полковник высказывал анархистско-упадническое настроение и неудовлетворенность как службой, так и мероприятиями по развитию (а точнее – отсутствию развития) полигона. Препятствовал демонтажу статуи, в которой предполагалось наличие „закладки" и в которой искомая „закладка" все-таки была обнаружена. Изъятие радиосканера вызвало у него сильную растерянность.


Предыдущая Следующая