Предыдущая Следующая

 

* * *

 

28 июля 2002 года. Лэнгли, штат Вирджиния

 

– Дружба русских с китайцами противоречит нашим национальным интересам. Поэтому операцию я предлагаю назвать «Враждебная дружба», – так начал оперативное совещание Директор ЦРУ. Возражений не последовало, и он приободрился, как будто выбор названия автоматически определяет успех операции.

– Каков результат переговоров? Достигнуто ли соглашение о размещении ракет? И будут ли этими ракетами «Палицы»?

Задавать вопросы гораздо легче, чем отвечать на них. Тем более, если задаешь вопросы подчиненным, а отвечаешь на них первому лицу государства. Поэтому Директор за большим овальным столом у себя в кабинете чувствовал себя гораздо уверенней и спокойней, чем в Овальном кабинете Белого Дома.

Напротив, на жестком стуле, сидел начальник русского отдела Ричард Фоук – седовласый малаец с раскосыми миндалевидными глазами, широким смуглым лицом и густыми черными усами, которые в данный момент усиленно гладил, что выдавало крайнюю степень озабоченности.

Справа, на таком же стуле, вытянулся начальник технического сектора Дэвид Варне – худощавый, с узким лицом и высоким лбом интеллектуала.

Слева напряженно застыл начальник аналитического сектора Мэл Паркинсон, который и внешним видом, и манерами являл собой образец типичного английского джентльмена. Все трое заметно скованны, озабочены и чувствовали себя не в своей тарелке.

Чего нельзя было сказать про Лоуренса Кольбана – маленького сморщенного человечка с беспорядочно торчащими клочками волос на громадной голове. Он непринужденно развалился в стоящем на отшибе кресле, закинул ногу на ногу и поочередно рассматривал то орлиный профиль Директора, то свои носки персикового цвета. Ему это дозволялось. Бывший профессор, а ныне главный технический специалист ЦРУ слыл техническим гением и, как каждый гений, имел свои странности, с которыми окружающим приходилось мириться. Поэтому Директор не обращал на вольную позу Кольбана ни малейшего внимания. Он продолжил свой монолог.

– Эти вопросы интересуют Президента. Ответить на них я предлагаю вам. Какие имеются предложения?

В кабинете воцарилась тишина. Ясно было, что предложений у собравшихся негусто. Наконец, Дэвид Варне пошевелился на своем стуле:


Предыдущая Следующая