Предыдущая Следующая

Внутри, правда, есть все, что нужно: и сплит-система, и джакузи, и даже настоящий камин… Но состояние оставляет желать лучшего: полы на кухне прогнили, стены в кладовой поражены грибком. Зато на участке все по-другому – аккуратно и респектабельно: большие газоны, полукруглый бассейн, площадки и дорожки, выложенные кусками мрамора, своя роща… А с другой стороны дома – океан. Почти у самого порога. Частный пляж в четыре акра и пристань.

Дом походил на цыгана, одетого в парчу, но с немытыми ногами. Латиносы чем-то похожи на цыган. Если бы прежние хозяева следили за домом, он бы не испортился. Сейчас приходится делать ремонт. У них работали строители из какой-то крутой компании, чуть ли не от самого Дональда Трампа, главного богача на побережье. Строители были латиносами, они рассматривали ее жадными глазами и восхищенно цокали языками. Может, поэтому, Билл выгнал их через два дня – после того, как она показала молодому смуглому мальчишке, где в сарае хранятся лопаты и молотки. Видно, приревновал, хотя и не признается: сам понимает, что это глупость: ревновать к ребенку… Сказал, что найдет белых рабочих, но пока не нашел. И белого садовника не нашел, а ведь за бассейном надо следить и газоны стричь дважды в неделю.

Оксана часто звонит в Россию, подружки ей завидуют, а мама советует не объедаться персиками. Но она их вообще не ест. И даже не хочется, потому что персиками пропитан весь воздух в этом штате, она сыта тем, что впитывает этот сладковатый запах ежесекундно через поры кожи. Просто удивительно: вот она, настоящая роща из персиковых деревьев. Даже не вишневый сад. Собственная персиковая роща. Это очень круто. Даже у Сурена не было своей персиковой рощи. Зато дом у него был каменный, такому никакой ураган не страшен…

Она поспешно отогнала ненужные мысли. Прошлая жизнь осталась в России. Южный городок Тиходонск, захолустный поселок Кротово, военный городок, в котором она жила с первым мужем лейтенантом Кудасовым, секретный ракетный поезд, из-за которого произошло столько неприятностей, богатый любовник Сурен, годящийся ей в дедушки…[18] Обо всем этом лучше не вспоминать!

Оксана представляла себе Америку совсем другой. Небоскребы, неоновое зарево, умопомрачительные магазины, стада шикарных автомобилей, толпы красивых людей в красивой одежде, круглосуточное бурление жизни, вечный праздник. Таким по телевизору показывали Нью-Йорк. Но они приехали в Моксвилл – унылый провинциальный городок, расположенный в шестидесяти милях от другого провинциального городка, который назывался Лэнгли и в котором находилось учреждение, где Билл работал. Правда, с работой у него не заладилось, начались какие-то неприятности, и они переехали во Флориду, к океану – «сменили среду обитания», как говорил Билл.


Предыдущая Следующая