Предыдущая Следующая

– Можно сказать и так, сэр.

– Странно! При том уровне коррупции, о котором я знаю из ваших докладов…

– Извините, сэр. При том уровне коррупции чиновник высшего управленческого звена добывает себе от пятисот тысяч до миллиона долларов в месяц, причем практически ничем не рискуя. Ни один крупный руководитель не наказан за экономические прегрешения. Надо только не лезть в политику…

– Вот как?!

– Да. Мы не можем предложить им более привлекательные суммы, чем те, которые они уже имеют. Мы можем предложить только реальный риск. При таком раскладе никто не согласится нам помогать…

Президент ошеломленно развел руками:

– Получается, что широкомасштабная тотальная коррупция – лучшее средство от подкупа? Коррупция – зашита от шпионажа?!

Директор опустил взгляд.

– Получается, так… Россия – страна парадоксов…

Президент вдруг понял, что церемония вручения премий Центра искусств Кеннеди больше не вызывает у него раздражения. Он внезапно полюбил старух в макияже, полюбил запах, царящий в Голубой гостиной, когда туда набиваются отсветившее свое звезды. Он полюбил здание Центра Кеннеди. Полюбил даже самого Джона Фицджералда Кеннеди, наделавшего много глупостей, глупо погибшего и потому не успевшего натворить еще больших глупостей. Президент знал, как все будет. Империя цивилизации рухнет рано или поздно, не будет ни Центра Кеннеди, ни премий, ни искусства, ни сериалов, ни дурацких приемов, не будет Нью-Йорка и Вашингтона – ничего не будет, и место, где сейчас стоит Белый Дом, будет покрыто сорной травой, и варвары, чьи костры здесь когда-нибудь зажгутся, посчитают это место проклятым или, наоборот, – святым.

Но Президент не хотел, чтобы империя начала рушиться при нем. Безрукий Джо, Разрушитель Америки. Нет. Когда-нибудь потом. При следующем Президенте. Через сто лет, через двести. Только не при нем.

– Мне нет дела до парадоксов чужой страны, – резко сказал он. – Я поручаю вам самому решать проблемы сбора разведывательной информации…

Голос Настоящего Президента звучал властно, в нем отчетливо слышалось раздражение.

– Вы запомнили вопросы, которые меня интересуют?

– Да, сэр. Конечно, сэр…

– Я жду ответа на каждый из них. Точного и подробного ответа. От этого зависит стратегическое соотношение сил в мире!


Предыдущая Следующая